Роботы: понять, простить, полюбить

Могут ли роботы творить? Чувствовать? Любить? И почему многие из них существуют инкогнито? Об этом мы говорили с Кристофером Линдингером (Christopher Lindinger), директором отдела инновационных технологий компании Ars Electronica.

ТЕКСТ: Ян Штраль ФОТО: Sucuk und Bratwurst

Роботы: понять, простить, полюбить

Визуализированные представления о будущем роботостроения

Визуализированные представления о будущем роботостроения были выполнены дизайнерами Алессандро Бельеро, Дэвидом Гёнером и Лукасом Ольгаком из студии Sucuk und Bratwurst.

Визуализированные представления о будущем роботостроения

Эти художники, специализирующиеся на трехмерной графике и анимации, уже имеют опыт разработки рекламных кампаний для таких известных брендов, как Nike, Adidas и Axe, а также сотрудничают на регулярной основе с журналами 032с, Indie Magazine, Sleek, Zeit Magazin.

Лаборатория будущего Ars Electronica в Линце представляет собой мастерскую и лабораторию, которая объединяет технологии, общество и искусство. Она пользуется большим авторитетом во всей Европе как среди творческих людей, так и среди менеджеров, а также высоко ценится компаниями в качестве консультанта в вопросах будущего.

Audi Magazin: Вот уже более 20 лет вы исследуете влияние новых технологий на общество. Что вы вкладываете в понятие «робот»?

Кристофер Линдингер: Существует очень много самых различных определений термина «робот». Они включают в себя целый спектр понятий, начиная с исторического образа машины, которая фактически выполняет за нас тяжелую работу, вплоть до популярного представления о роботе как копии человека. Немецкие промышленные нормы определяют робота как машину с определенной степенью автоматизации, которая может поднимать различные грузы. В этом просматривается чрезвычайно технический подход. Японские нормы, напротив, расценивают робота как машину с определенной степенью автоматизации, которая позволяет человеку улучшить качество жизни. Обратите внимание, насколько разные определения могут подчеркнуть различные аспекты. Я предпочитаю использовать японскую формулировку.

Эти различные определения показывают, насколько то или иное общество открыто техническому прогрессу?

В японской культуре всегда присутствует религиозная идея синтоизма о том, что в объекты можно вдохнуть жизнь. Это оказало влияние на отношение к машинам в целом, в особенности к роботам. В этом плане интересен еще один исторический факт. Когда в 70-х годах ХХ века был изобретен первый промышленный робот, в Европе и Америке было много дискуссий, чем это может обернуться для работников, задачи которых будут переданы машинам. Закончилось тем, что роботы пришли, а люди потеряли свою работу. Страх перед роботами, забирающими у человека рабочие места, распространился по всему миру. В Японии компании договорились о том, чтобы при появлении каждого робота внедрять дополнительные мероприятия по повышению квалификации высвобождаемых сотрудников и создавать новое рабочее место для ставшего уже ненужным человека. Стоит ли тогда удивляться тому, что японские рабочие выстроили лучшие отношения со своими коллегами-роботами? В японской культуре также прослеживается склонность к изображению робота, дружелюбно настроенного к человеку. Вспомните, например, знаменитого Астробоя из японских комиксов. На Западе, напротив, преобладают персонажи типа Терминатора, утопии, в которых умные роботы хотят подчинить себе человечество.

То есть Голливуд сформировал с помощью таких фильмов, как «Терминатор» или «Я, робот», западный взгляд на роботов?

Это послужило формированию образа робота, но я не стал бы давать совсем негативную оценку. Ведь дифференцированный взгляд на новые технологии, лишенный наивности и заставляющий задуматься о возможных опасностях, также может быть очень полезным. В отношении робототехники вообще мало дискуссий о возможных проблемах и рисках.

На что вы намекаете? Терминатор вряд ли появится в нашей реальной жизни, если только он и правда не придет из будущего.

Фильм «Метрополис» 1927 года и последующие картины создали образ робота-гуманоида, то есть похожего на человека. Но этот образ вводит нас в заблуждение. Роботам в любом случае необходимо принимать различные формы для выполнения своих функций. Только подумайте о роботах на производстве или о довольно простых роботахпылесосах и роботах-газонокосилках. Даже здесь заметна тенденция к антропоморфизму, к приданию им человеческих черт, что не всегда хорошо. Одна американская компания, например, выпустила на рынок робота-газонокосилку, придав ему облик маленького ребенка, а в рекламе позиционировала его как члена семьи. Это привело к росту числа несчастных случаев с этим роботом, ведь исходящая от него опасность осталась просто недооцененной. Очень важно задумываться над тем, какими должны быть роботы для наших будущих нужд, чтобы их сотрудничество с человеком было успешным.

В повседневной жизни мы сталкиваемся с роботами довольно редко. Скоро ли это изменится?

Мы слишком фиксированы на образе человекоподобного робота, поэтому те роботы, которые все чаще появляются в нашей повседневной жизни, не так бросаются нам в глаза. Они остаются для нас, так сказать, инкогнито.

Вы бы назвали автомобиль, едущий без водителя, роботом?

Да. Автомобили, оснащенные искусственным интеллектом, которые в ближайшем будущем будут ездить без водителя, согласно моей логике, являются роботами.

Если разумные роботы когда-либо начнут передвигаться самостоятельно и независимо от нас, понадобятся ли обществу новые правила, такие как, например, знаменитые законы робототехники научного фантаста Айзека Азимова?

Он сформулировал три главных закона робототехники еще в 1942 году. Согласно им, во-первых, робот не имеет права причинить вред человеку и/ или позволить, чтобы человек пострадал. Во-вторых, робот должен подчиняться человеку. И, в-третьих, робот должен заботиться о собственной безопасности. Эти законы все еще актуальны, и, хотя они пришли из научной фантастики, к ним относятся достаточно серьезно. В Европе уже давно обсуждают вопросы регулирования отношений с роботами на уровне законодательства. Там законы для роботов от Азимова появляются даже в официальных документах.

В лаборатории будущего вы изобрели термин «роботность». Что это значит?

Этот термин является антонимом к слову «человечность», он должен определять смысл существования робота. Данный термин — сознательная провокация. Если мы хотим понять что-то чуждое нам, понять суть робота, мы должны сначала осознать собственную человечность и дать ей определение. Только тогда будет установлена связь между двумя этими понятиями. Но для нас важна не только провокация или философия, а скорее даже нацеленность всего этого проекта на результат. Основной вопрос заключается в том, как лучше всего наладить сотрудничество между человеком и роботом. Позиция инженеров в этом случае звучит так: «Мы автоматизируем все, что можно автоматизировать».

В центре так называемой концепции четвертой промышленной революции (Индустрия 4.0) стоит идея роботизированного «умного производства» (Smart Factory). В ее идеальном воплощении производство работает самостоятельно, без всякого человеческого вмешательства. При этом подразумеваются в первую очередь производственное оборудование и логистические системы. Например, на заводе Audi в Брюсселе уже сейчас частично внедрен этот принцип, и некоторые производственные подразделения вполне можно отнести к «умным производствам».

Когда мы обсуждали с промышленными компаниями вопрос, как соотносятся понятия «человечность» и «роботность», а также кто более эффективен в производственном процессе, сформировалась картина, удивительная даже для инженеров. Когда задачи распределяются между людьми и машинами, производственные процессы становятся более совершенными, повышается качество продукции и улучшаются экономические показатели.

Даже очень рационально мыслящие люди с абсолютно техническим складом ума могут развить свою креативность. А как обстоит дело с роботами? Они тоже могут творить? В вашей лаборатории Ars Electronica как раз сейчас проходит выставка под названием «Креативная робототехника».

Здесь промышленные роботы занимаются творческой деятельностью за пределами своего привычного окружения — заводских цехов. Тем не менее здесь речь идет скорее о шутке или метафоре. Если посмотреть на их произведения более внимательно, можно заметить, что роботы выступают всего лишь в качестве инструментов человеческой креативности. И в перспективе я не думаю, что роботы смогут опередить нас на этом поприще. Художественное творчество по-прежнему останется в руках человека. В робота можно загрузить информацию о том, что человек считает красивым, какое искусство называется эстетичным и какие звуки гармоничны. На основе этих данных роботы смогут вычислять результаты, которые покажутся нам приемлемыми, но это будет всего-навсего симуляция творчества.

Это касается и эмоций. Роботы могут узнавать людей с помощью своих сенсоров и даже по мимике определять их самочувствие. Роботы, имеющие такие же части тела, как человек, могут с их помощью выразить некие эмоции или «отзеркалить» чувства собеседника. Но это все можно рассчитать и смоделировать с помощью переменных и алгоритмов. В отношениях между человеком и роботом не может быть эмоционального паритета, при котором одна сторона что-то отдает, а другая получает. Эмоции всегда будут отличительным признаком человека.

Если роботы не могут стать настоящими людьми, может ли человек уподобиться роботу? Станут ли люди улучшать свои тела с помощью технических средств, превращаясь таким образом в людей-машин?

Это тоже еще пока вопрос далекого будущего. Я пока не вижу таких улучшений двигательного аппарата у машин, которые превосходили бы то, что нам дала природа. Да и интерфейс мозг — компьютер работает пока еще неудовлетворительно. Мы очень далеки от реализации идеи записать собственный разум или даже сознание на плату. Примерно так же, как далеки деревянные счеты от смартфона. Но очень радует, конечно, то, что есть инновации, благодаря которым люди с ограниченными возможностями могут улучшить свою жизнь. Экзоскелет, управляемый роботом, например, может помочь парализованным людям с повреждениями позвоночника. Но это не позволяет говорить о сближении человека и робота.

Тем не менее робототехника развивается стремительно. На какие успехи мы можем рассчитывать в ближайшем будущем?

Робототехника тесно соприкасается со многими технологическими областями, которые сейчас особенно активно развиваются. И в первую очередь это электроснабжение. Технологии аккумуляторных батарей и зарядных устройств для роботов становятся все более совершенными, в том числе и из-за развития электромобильности. Новые «умные» материалы позволяют сделать корпус робота почти таким же, как тело живого организма. Появляются новые формы привода, обеспечивающие поступательное движение, напоминающее движение гусеницы или змеи. Но основная сложность заключается не в том, чтобы просто изготовить робота с телом как у живого организма, а в том, чтобы вдохнуть в него искусственный интеллект, который будет им управлять. И здесь прослеживается тенденция к тому, чтобы этот искусственный интеллект не был встроен в корпус робота в виде процессора, а размещался на мощном облачном сервере, далеко от той оболочки, с которой мы будем вступать в контакт.

То есть мы еще далеки от того, что умные роботы однажды завоюют мир? Вы верите в хеппи-энд совместного существования человека и машины?

Я — фанат научно-фантастической литературы и фильмов. Моя личная версия будущего заключается скорее в том, что роботы спасут нас от конца света. Они могут выполнять задачи, для которых мы не годимся, потому что мы слишком хрупки и потому что нам слишком мало отпущено жизни. И кто знает, может быть, однажды они откроют нам путь на другие планеты.

Audi и университет Иоганна Кеплера разрабатывают «умный автомобиль будущего». Для этого был создан совместный центр Audi | JKU deep learning center, который занимается глубоким обучением искусственного интеллекта.

Университет Иоганна Кеплера
Кристофер Линдингер

Кристофер Линдингер: «Робототехника в ближайшие годы сделает огромный скачок вперёд. Новые материалы, более мощные батареи и искусственный разум гигантских облачных серверов будут значительно способствовать развитию будущих роботов».

Мартина Мара

Супруга Кристофера Линдингера также является экспертом в области робототехники. Мартина Мара стала первым в мире профессором кафедры роботопсихологии в университете Иоганна Кеплера в Линце.

Artificial Intelligence

Чтобы гарантировать то, что искусственный интеллект (англ. Artificial Intelligence, сокращенно AI) будет использоваться во благо общества, два года назад компания Audi начала формировать междисциплинарную сеть beyond, которая включает в себя всемирно известных специалистов по искусственному интеллекту из сфер науки и бизнеса. В первых мероприятиях программы приняли участие философы, психологи, юристы, программисты и предприниматели. Программа нацелена на установление полного взаимопонимания между человеком и машиной.

Виртуальный инженерный терминал

Виртуальный инженерный терминал, разработанный Audi и лабораторией будущего Ars Electronica, помогает при разработке электронных ассистирующих систем.

Действительно ли роботы помогут нам в освоении внеземного пространства, как считает Кристофер Линдингер? Если мы к этому придем, то самоходные аппараты, подобные тому, который изображен здесь, смогут самостоятельно исследовать удаленные планеты. Audi уже разработала подобный аппарат — Audi lunar quattro. Он будет доставлен на спутник Земли в следующем году, во время экспедиции Audi Mission to the Moon, чтобы исследовать место исторической посадки космического корабля «Аполлон-17» и провести ряд научно-исследовательских изысканий на поверхности Луны.

robots-0418