«Мой юношеский максимализм никуда не делся»

Мы встретились с другом и фанатом марки Audi актёром Александром Петровым перед началом проката картины «Лёд 2». Александр рассказал, почему его невозможно купить и уболтать, чего не хватает российскому кино и на чём он поедет на премию «Оскар».

ТЕКСТ: Алексей Зимин, ФОТО: Audi Russia

Юлия Высоцкая

Мы тебя знаем как успешного актера. А была ли у тебя история провала?

Ну, например, «Герой». Он совсем провалился. Но это и объяснимо. Сценарий был не доделан, а экшном и всякими стрелялками уже никого не увидишь, голливудских фильмов уже насмотрелись. Это не работает. А вот сюжет работает, это важно.



А бывает, что во время съемок у тебя возникает ощущение: ну вот, снимаюсь в какой-то ерунде?


Прямо такого не было. Но когда ты в процессе съемок понимаешь, что есть большие проблемы в сценарии, несмотря на то что вроде бы классно снято, появляются два пути. Совсем уйти не туда или вырулить, чтобы все было круто, как получилось с фильмом «Лед». Мы переписывали сцены, вырезали, переснимали, и у нас был один шанс на миллион. И «Лед» взлетел. А вот «Героя» как ни переделывали, он провалился.

Что же было не так?


У нас проблема со сценаристами. Их, по сути, у нас пять-шесть человек в стране, и к ним обращаются все. Кто-то пишет только сериалы, кто-то — полные метры, как, например, Андрей Золотарёв, а некоторые — в арт-хаусе, как Михаил Идов. И все они заняты на годы вперед и куплены большими студиями. Конечно, есть другие сценаристы, но они сильно проигрывают. А эти иногда просто физически не успевают написать хорошо. И вроде как сценарий хорош на бумаге, но чтобы ему выйти в съемки, нужен еще год, чтобы все адаптировать. А времени нет, многие режиссеры вообще не умеют делать, это же другая профессия! Когда я прочитал «Героя», подумал: как все круто! А на съемочной площадке начались проблемы...

Реклама не спасает?


В России работает только «сарафан»! Если не скажут, что вот этот фильм офигенный, ты на него не пойдешь. Реклама работает только в первый день.

Ты как-то собираешься сильнее прокомментировать утверждение «Петров сейчас везде» и начать, например, не только сниматься, но и снимать или, может, запеть?


Ой, нет. Я за то, чтобы каждый занимался своим делом. Мне недавно предлагали продюсировать фильм, но я понял, что это отдельная профессия. Просто запихнуть свое имя в титры не получится, этим надо заниматься. Быть продюсером — жить и гореть этим. Другое дело, если ты продюсируешь проект, в котором сам участвуешь. И свои деньги вложить можешь, как сделал я, создавая спектакль «Зановородиться». Сам все поставил, сам снял, сам выпустил.

И, кстати, был успех. Собираешься еще что-то ставить?


Да, сейчас работаю над новым спектаклем. Чувствую, что у меня появилось право на ошибку, которого раньше не было. К примеру, если бы «Зановородиться» не пошел, меня бы это сильно ударило, СМИ написали бы, какая это дрянь, меня бы закопали. Сейчас похоронить мой проект достаточно сложно. Даже если напишут что-то плохое, я все равно пойду делать следующий. Уверен, что люди поймут: творческий процесс иногда допускает ошибку. Следующий мой спектакль будет гораздо сложнее, но даже если он вдруг не получится, со мной ничего не произойдет. В кино, кстати, то же самое. После «Героя» писали, что Петров больше не собирает кассу, но я понимал, что у меня есть некий козырь в рукаве в виде «Текста», «Вторжения» и той же второй части «Льда». Так что было чем крыть. Еще и «Стрельцов» скоро выходит.

Константин Хабенский

«Не очень верю в то, что каждый человек, прочитавший мои высказывания, с ними тут же согласится.»



Ты думал о том, что, снимаясь во всем подряд, ты начинаешь вызывать раздражение вместо восхищения, сейчас вот ты везде, а завтра не будешь нигде?


Да-да, есть такой чудесный стереотип! Такие разговоры велись про каждого успешного артиста: Данилу Козловского, Сергея Безрукова, Гошу Куценко. А я смотрю на ошибки, которые допускали эти люди, чтобы не делать так же. Правда, знаю, что совершу свои. У всех разные пути, я пойду своим. Вообще, странно говорить о том, что я сейчас везде, а потом не окажусь нигде. Это звучит так, как будто я вчера появился. А я в кино снимаюсь уже десять лет, и у меня как-то нет вариантов куда-то уходить. Наоборот, я хочу развиваться, идти и в российские, и в международные проекты...

...и получить «Оскар».


Да, это желание остается. Мой юношеский максимализм никуда не делся. Я через день засыпаю и просыпаюсь с этой мыслью, репетирую победную речь. Это называется психическим отклонением, но когда-то все произойдет. И нет ничего странного в желании получить «Оскар». Если ты говоришь себе, что такого никогда не будет и ты сможешь играть в Голливуде только плохих русских, то так и случится. А если ты скажешь себе: «Почему бы не попробовать по-другому?», то шансов становится больше. Мир меняется, «Оскар» выигрывает корейский фильм «Паразиты», так почему русский артист не может получить приз, например, за лучшую мужскую роль? Чтобы идти вместе с миром, нужно быть открытым ко всему.

Тебе не кажется, что вместе с тем мир сходит с ума?


Да, так и есть. Мир сходит с ума — с #MeToo, с феминизмом и прочей ерундой. Но меня это не задевает. Конечно, у меня есть на этот счет свое мнение, но кому оно интересно?

Ну, это уж ты себя недооцениваешь...


Я не считаю себя лидером мнений. Не очень верю в то, что каждый человек, прочитавший мои высказывания, с ними тут же согласится. Человек думающий все равно выберет свое.

Все-таки высказываешься ты на многомиллионную аудиторию. И, к примеру, цитата из твоего интервью о том, что русские женщины любят, когда к ним пристают, ушла в народ мощно...


Да, но я сказал так: русские женщины любят, когда к ним пристают, но попробуй пристать к русской женщине. Но вырвали из контекста только часть. Я, конечно, посмеялся вместе со всеми.

Кому-то явно было не смешно.


Вообще, наши девчонки себя в обиду не дадут. Если продюсер или режиссер пригласит в гостиничный номер, то явно не для того, чтобы вместе посмотреть кино. Она лучше побудет одна, поплачет, но вряд ли пойдет к чужому мужику. И ей плевать будет на последствия. А вот у американских женщин совсем другая ментальность. У них иначе работает мозг, особенно в стрессовом и кризисном состоянии.

С девушками разобрались. Расскажи, как ты переживаешь кризисы.


У меня не хватает на это времени. Только тебе взгрустнулось, нужно уже идти играть спектакль, учить текст, работать, готовиться к следующему кинопроекту.

Сколько процентов предложений ты отсеиваешь?


Мне кажется, 99.

А что тебе нужно предложить, чтобы попасть в оставшийся один процент?


Сложно сказать. Однажды мне написала женщина из моего родного города Переславля-Залесского и попросила приехать и поздравить выпускников с окончанием школы, показав им на своем примере, что, даже родившись в маленьком городе, ты можешь вырваться и чего-то добиться. В тот момент я понял, что это для меня важно, это некий долг, который я должен отдать. Поехал и сделал это. Уговаривать меня на что-то или соблазнять деньгами бесполезно.

Константин Хабенский

«Я езжу на A8 с водителем, и мне удобно в дороге решать какие-то вопросы, учить тексты, спать, есть. Иногда сам сажусь за руль Audi RS 5... »



Как же тебя очаровать?


Нужно, чтобы для меня это был новый опыт — в жизни, в кино. Вот недавно я читал сценарий одного очень известного режиссера (не буду называть фамилию, дай бог, чтобы все получилось) и понял, что не могу оторваться, как же круто написано! А потом узнал, что человек работал над этим год и до сих пор продолжает трудиться. И это дико актуальный материал на сегодня, а для меня — новый этап развития.

Что ты подразумеваешь под «новым этапом»: сыграть нового героя, найти другой образ?


Нет, я про иной уровень существования в кадре. Когда ты ловишь это ощущение, ты понимаешь кардинальную разницу между текстом и всем остальным. Ты не пытаешься кому-то что-то доказать, потому что ты и так уже всех сделал. А сейчас просто хочешь сделать хорошее кино.

Каким героем ты сам себя видишь? У тебя есть комфортное существование в каком-то образе?


Такого нет. Вообще наоборот: должно быть некомфортным. Если ты себя не ведешь в жизни так, как твой персонаж, тем лучше. И дело не в том, как ты одет и причесан, а в том, как у тебя меняются глаза. Я стараюсь не прятаться за «физику» — толстеть, худеть, перекрашиваться, а меняться внутренне. Отличие Щукинской школы от ГИТИСа в том, что у нее на первом месте внешние изменения, актеры себе приклеивают усы, бороды, парики нацепляют. Это забавно, но не более того.

В чем для тебя измеряется успех?


В свободе и в том, чтобы быть услышанным. Если ты по-настоящему успешный человек, у тебя есть возможность сказать, тебя будут слышать.

Кстати, «слышать» по-латыни будет audi. Как все сошлось.


Не секрет, что многие артисты сотрудничают с автомобильными брендами, и у них есть определенные обязательства. Кто-то должен делать посты в «Инстаграме», кто-то везде должен говорить, на какой крутой машине он ездит (что иногда, будем честны, не соответствует действительности, и все это понимают). Когда тебе предлагает дружить Audi, то ты совершенно искренне рассказываешь о том, насколько это здорово.

Как раз у тебя есть такая возможность.


Мне нравится, что наши взаимоотношения не обязывают меня делать определенное количество постов в год, раздавать десятки интервью, в которых я должен хвалить марку, или каждый день постить фото из машины. Но иногда просто самому хочется. Я езжу на А8 с водителем, и мне удобно в дороге решать какие-то вопросы, учить тексты, спать, есть. Иногда сам сажусь за руль Audi RS 5 и от этого тоже получаю удовольствие. Наша дружба выгодна тем, что нам она приятна. Я чувствую уважение бренда ко мне и выражаю ему то же самое.

Сколько вы уже дружите?


Около двух лет. Мне приятно, что я вошел в совсем небольшой круг близких друзей марки, что у нас все сложилось. Классно, что мне никто не говорит: «Саша, давай быстрее сфотографируйся, потом делай интервью, и вот тебе машина!» Отношения у нас развиваются постепенно, и на всех уровнях представители Audi заботятся о том, чтобы у нас не было какой-то агрессивной рекламы с моей стороны. Я просто получил крутую машину, которая мне искренне нравится. Мне ее никто не навязывал, просто сказали: «Попробуй».

Вот это точно один из главных плюсов.


Так и я никому ничего не навязываю — ни кино, ни спектакли. Я говорю: «Вот мы сняли, ребята. Попробуйте». И никакая реклама не сработает, если ты будешь продвигать ерунду. Кстати, удобно было приехать на Audi на премию «Оскар» — с аэрографией на капоте «Я был на «Оскаре», а ты?!».

А ты ходишь на презентации Audi?


Да, я был на вечеринке, посвященной Q3, был на стенде марки на выставке Cosmoscow — это было очень ярко! Обычно как представляют новую машину: ставят ее в центре зала, и все с постными лицами ходят вокруг нее и делают вид, что это здорово. А когда приходишь на крутую вечеринку, ты получаешь удовольствие от нее, запоминаешь эту историю. Вообще, мне нравится общение вдолгую — что с брендами, что с людьми.

Много людей не смогли с тобой играть вдолгую и отвалились?


Да, очень много. Но это получалось органично. Нравится мне это слово — «органично». Если люди расходтся, значит, так надо. Хотя иногда я и сам куда-то ухожу. Это естественный процесс.

Поэтому нам обоим пора идти.


До новых встреч!